12 Сентября 2017

Лекция 2

II. Политическая экология доаграрных обществ 


2.1. Политическая экология охотников



lecture-2.1..jpg

Рисунок 2.1. «Коллективная охота на оленей». Наскальный рисунок из Вальторты (Восточная Испания). Мезолит [1].


Доаграрные общества не знают политики в нашем понимании слова, т.е. принятия решений специально уполномоченными лицами и учреждениями. Но правила существования в среде обитания и регулирования хозяйственной деятельности конечно возникают и возникают всегда там, где есть миграция и столкновение сообществ из-за раздела богатств разных участков биосферы: охотничьих владений, кормящих ландшафтов, выходов ценного сырья. Технологические революции, изменения в хозяйственной деятельности, в образе жизни и поведении – приводили и приводят к конфликтам между племенами и внутриплеменными сообществами. Соответственно возникали локальные биосферные войны с весьма трагическими последствиями, как для проигравших, так часто и для победителей.

Таким образом, в политической экологии возникает первый исторический объект научного изучения политической экологии - доаграрные, охотничьи общества. На базе изучения доаграрных обществ появляется возможность установить факторы и закономерности, которые воздействуют на сообщества людей, вплоть до наших дней. 


 2.2. Проблема рубежа

С точки зрения биологической систематики всё выглядит сравнительно логично, последовательно и убедительно – очевидная эволюционная линейная последовательность видов гоминид, включая место и дату рождения вида:

  • homo habilis (человек умелый): Африка, 2,5 млн лет назад;

  • homo erectus (человек прямоходящий): Африка + Евразия, 2 млн лет назад; 

  • homo neanderthalensis (человек неандертальский): Африка + Евразия, 600 тыс. лет назад;

  • homo sapiens (человек разумный): Африка, 200–150 тыс. лет назад; 

  • homo sapiens: Африка + Евразия + весь мир, кроме Арктики и Антарктики, около 80–60 тыс. лет назад.

Модель удобная для усвоения и может быть рекомендована для изучения «въ гимназiяхъ и уѣздныхъ училищахъ». Еще тридцать-сорок лет назад эта модель устраивала практически всё учёное сообщество. Однако, принципиально новые методы и способы достижения научных знаний кардинально изменили научный взгляд, в данном случае, на развитие вида homo. Так на несколько порядков увеличилась точность ключевого для археологии – изотопного метода определения возраста, при резком снижении его продолжительности и себестоимости.

Произошло взрывное развитие метода генного анализа – появилась возможность поточного определения аминокислотной или нуклеотидной последовательности белков и нуклеиновых кислот. В результате было выделено принципиально новое направление изучения истории человечества - ДНК-генеалогия. Один из методов этого направления использует возможность чтения последовательности ДНК, и в случае изучения генетики человеческих сообществ, позволяет классифицировать прочтённое по родам, племенам, человеческим популяциям, вплоть до отдельных семей и их членов. 

Картина мутаций в ДНК позволяет воссоздать пути миграции и расселения человеческих сообществ в палеовремя. Точность метода – от единиц тысячелетий, до сотен лет. ДНК-генеалогия способна количественно прослеживать эволюционные, прямые наследственные связи между разными представителями вида homo, вплоть до современного человека. В современных научных трудах широко используется термин молекулярная история - создание исторических реконструкций, исходя из молекулярных характеристик ДНК потомков и (ископаемых) предков. [2,3,4].

Компьютерные модели, общедоступные электронные базы данных, практически мгновенный обмен научными достижениями позволили получить совершенно иную картину эволюционного развития вида homo. Так, установлено, что смешение вида homo sapiens с homo neanderthalensis позволило нам приобрести генетическую устойчивость к распространённым на территории Евразии болезням и успешно решить проблему выживания вида.

В работах историка, археолога, специалиста по палеолиту Сибири и Дальнего Востока Анатолия Пантелеевича Деревянко развивается теория мультирегиональной эволюции человека, согласно которой «формирование homo sapiens с равным успехом могло происходить и в Африке, и в Евразии — там, где расселялся homo erectus и где происходил постепенный и независимый процесс его эволюции в сторону человека современного физического типа» [5]. 

lecture-2.2..jpg

Рисунок 2.2. Русский историк и археолог, академик РАН, Анатолий Пантелеевич Деревянко [6].


Таким образом, следует закономерный вывод о существовании нескольких центров антропогенеза, что коренным образом меняет представление об эволюционном развитии вида homo. Блестящая плеяда научных открытий в области физики на рубеже XIX – XX веков сместилась к не менее важным научным достижениям в области геологии, биологии, генетики середины XX века, а на рубеже XX – XXI века позволила добиться невероятных успехов палеонтологии, археологии, истории и изучения эволюции видов, в том числе homo. 2.3. Проблема разумности Принадлежность существа к виду homo не означает автоматической разумности. Тем не менее, объектом научного изучения политической экологии являются сообщества людей, т.е. вида разумного. Отсюда и необходимость понять используемые политической экологией принципы определения разумности в эволюции вида homo. Так или иначе, вся археологическая дискуссия по этому поводу исходит из вопроса – где заканчивается инстинктивная деятельность по улучшению качества окружающей среды и начинается творческая, сознательная, разумная: «Что же случилось между последними слоями плиоцена, где еще нет человека, и следующим уровнем, где ошеломленный геолог находит первые обтесанные кварциты? И какова истинная величина скачка?» [8]. 

lecture-2.3..jpg

Рисунок 2.3. Рисунки на стенах Каповой пещеры.


Открыты в 1959 году зоологом заповедника Александром Владимировичем Рюминым. Самые древние рисунки в Каповой пещере были сделаны 36400 лет назад, самые ранние 18000 лет назад. [7]. С одной стороны, полагают, что изготовление орудий и даже сложноорганизованных жилищ проявление «сложного инстинкта». В качестве примера приводятся животные, пользующиеся и изготавливающие орудия; птицы, насекомые строящие сложные сооружения и т.д. Таким образом, ранние представители рода, от homo до sapiens, вообще не признаются разумными существами, не говоря об австралопитеках [9]. С другой стороны, считается, что многие фактические находки заставляют нас чрезвычайно высоко оценивать интеллектуальные возможности ископаемого человека и указывают на весьма сложный характер его отношения к действительности, на наличие уже в очень глубокой древности каких-то вряд ли реконструируемых во всех деталях, но уж никак не «примитивных» обрядов и культов.

lecture-2.4..jpg

Рисунок 2.4. Первооткрыватель и исследователь Каповой пещеры и её наскальной живописи Александр Владимирович Рюмин. [10]. 


 Ярчайший пример культовых находок - раннеашельские находки в Торральба (Испания, провинция Куэнка) - 350-400 тысяч лет назад. Идеально выбранное место для поселения. Берег озера, прекрасные луговые пастбища диких животных. На кормёжку и водопой приходила основная добыча ашельских охотников - слоны, носороги, быки, олени и лошади. На стоянке - множество костей добытых животных. Но для нас принципиально важна находка останков туши ископаемого южного слона, аккуратнейшим образом разрезанная вдоль, с бивнями, достигающими 3 м в длину. Полученную, практически идеальную половину, слона перенесли на стоянку и совершили вокруг какие-то не ясные для нас ритуальные действия, где она и сохранилась в виде ископаемого материала [11]. Проявления символического поведения зафиксированы и в других памятниках. А символическое поведение, мистические культы – это уже далеко не инстинктивная деятельность. 

 Важно, что примерно этим же временем, по последним данным, датируется и массовое освоение древним человеком огня в Европе [12]. Таким образом, не вдаваясь в обсуждение степени разумности homo erectus, определим, что для целей политической экологии – использование огня, сложность жилищ и погребального обряда, начиная от homo neanderthalensis, исключает их оценку как результат «сложной инстинктивной деятельности» и рассматривается нами, как разумная деятельность [13].


2.4. Культура и биология 

Проблему разумности раннего человека снимают исследования последних лет, показавшие очень высокую степень разумности современных высших обезьян. Шимпанзе в дикой природе изготавливают каменные орудия. Делают они это редко, но интенсивность орудийной деятельности у шимпанзе сравнима с деятельностью австралопитеков. Австралопитеки имели преимущество: ходили вертикально, используя руки для трудовой деятельности. Другие различия не особенно велики.

lecture-2.5..jpg

Рисунок 2.5. Реконструкция жилища первобытного человека в Молодово. [14] 


Археологи спорят о том, создавались ли различные культурные традиции палеолита людьми одного или разного биологического типа. Очень трудно сделать однозначные выводы по поводу самых ранних традиций, не хватает материала. Но совершенно четко доказано, что некоторые культурные традиции Переднего Востока и Восточноевропейской равнины начинались неандертальцами, а продолжались людьми современного биологического типа [15]. Раскопки на многослойном поселении Молдовы показали полное отсутствие зависимости между материальной культурой и физическим обликом ископаемого человека. До V слоя на поселении обитали Homo neanderthalensis. Позже - Homo sapiens. При этом, материальная культура развивается так, словно и не было смены физического типа человека. В том числе, неандертальцы строили точно такие же жилища - тип которых сохраняется и в кроманьонских слоях [16]. И если не так давно считалось, что метисация между сапиенсом и неандертальцем невозможна, сегодня мы знаем - современный европеоид – потомок раннего сапиенса с большой примесью крови неандертальцев. Молекулярная генетика показывает, что, если популяции разошлись менее 2 – 2,5 млн. лет назад – скрещивание возможно [17]. Виды могут быть совсем не похожи друг на друга, как белый медведь совсем не подобен бурому, но дают жизнеспособное и плодовитое потомство. 

lecture-2.6..jpg lecture-2.7..jpg

Рисунок 2.6. Homo neanderthalensis [18]. 


 В результате, скрещивание было возможно практически без ограничений и является фактом, установленным современными методами изучения генома человека [19, 20].

lecture-2.8..jpg

Рисунок 2.7. Homo neanderthalensis - культурные лидеры своей эпохи. 


 Несмотря на представление о Homo neanderthalensis научным сообществом и обществом XIX-XX веков как о крайне опасной, коварной обезьяне со склонностью к каннибализму, на основании открытий конца XX начала XIX веков сделан вывод, что Homo neanderthalensis - культурные лидеры своей эпохи, вплоть до появления гибридного типа человека - европеоида. Homo neanderthalensis от 100 до 60 тысяч лет назад были монополистами в области домостроения, искусства, ритуалов и способа погребение покойных. Происхождение от Homo neanderthalensis – почетно. Это позволяет нам утверждать, что предмет политической экологии возникает вместе с появлением культуры. Причем если культура возникает до появления рода Homo, это ничего принципиально не меняет.


2.5. Борьба за природные ресурсы 

lecture-2.9..jpg

Рисунок 2.8. Homo erektus. Реконструкция: Smithsonian Institution National Museum of Natural History (US)[21].


В животном мире борьба за природные ресурсы между стадами одного вида происходит достаточно часто. Как уже было упомянуто - шимпанзе ведут друг с другом классические боевые действия за природные ресурсы. Но у животных, даже высших, всегда есть хищники, более сильные, чем они и болезни. В отличии от других видов животных у человеческих сообществ отсутствуют значимые хищники – способные регулировать численность людей. Более того, успехи санитарии, медицины с конца XIX века позволили ликвидировать или свести к минимуму многие болезни, ранее регулировавшие размер популяции нашего вида. В результате, в мире людей борьба за природные ресурсы становиться сверхжесткой: люди быстрее размножаются, плотность населения и демографическое давление на территорию чрезвычайно высоки. 

 Распространение всех видов рода Homo по Земле происходило и происходит более стремительно, чем у любого другого, пусть самого пластичного вида. Самые древние следы Homo - Homo erektus, возрастом порядка 1,8-1,6 млн. лет назад отмечены в Восточной Африке. Уже ко времени в 1.2-1,0 млн. лет назад этот вид распространился по всей Евразии, за исключением самых северных и суровых областей. К востоку от Урала и к северу от самых южных районов Сибири Homo erektus не обитал до 0,3-0,5 млн. лет назад. Homo sapiens распространяется по лику Земли намного стремительнее Homo erektus. Возраст первых Homo sapiens Африки – порядка 180-190 тысяч лет назад. Возраст самых ранних находок вне Африки – порядка 80-90 тысяч лет назад. Примерно 50-40 тысяч лет назад Homo sapiens заселяет всю тропическую и субтропическую зону Евразии, острова Юго-Восточной Азии и Австралию.

lecture-2.10..jpg

Рисунок 2.9. Распространение Homo sapiens. 


 В Европу homo sapiens проникает примерно 40 тысяч лет назад, по историческим меркам мгновенно. За 2-3 тысячи лет осваивает приледниковую зону и, уже как носитель культуры верхнего палеолита, движется на восток, в другие районы более холодного климата. К концу эпохи Великого Оледенения, 11 – 12 тысяч лет назад, человек не заселил только пространства Южной Америки, Антарктиды и океанических островов. Южная Америка и высокоширотная Арктика заселены 9-7 тысяч лет назад. Homo erektus за 600-700 тысяч лет заселил Европу и теплые области Азии. Homo sapiens за 70-80 тысяч лет заселил всю сушу Земного шара, кроме океанических островов, Антарктиды и областей, где лежали покровные ледники. Объяснить это расселение можно только повышенным демографическим давлением, следствием стремительного роста населения - классические вопросы политической экологии!


2.7. Конкуренция за оптимальное место обитания 

Причиной стремительного расселения явилась чрезвычайно жёсткая конкуренция за оптимальные места обитания между разными биосоциальными, социально-культурными и политическими объединениями людей. Эти сообщества homo структурно можно представить так:

  • биологические подвиды (или виды) рода homo;

  • расы; 

  • носители разных языков и культур; 

  • племена; 

  • роды. 

Борьба между ними носила и несёт биологические и политические формы. Биологические формы - это вытеснение менее совершенных видов и носителей менее совершенных культур. 

lecture-2.11..jpg

Рисунок 2.10. Вымерший с 1936 года сумчатый волк, или тилацин (Thylacinus cynocephalus) [22]. 


 Таким же образом охотник более эффективный вполне может вытеснять охотника менее эффективного. Тот, у кого есть более совершенные орудия, может вытеснить того, у кого материальная культура примитивнее, причем без всякого ведения военных действий, мирным путём, подрывая примитивную «экономику» кормящих ландшафтов. Вероятно, именно таким образом homo sapiens вытеснил homo erectus и ассимилировал Homo neanderthalensis везде, где сталкивался с ними. Впрочем, порядка 28-30 тысяч лет, когда homo sapiens появились в Юго-Восточной Азии, там еще доживали свой век последние homo erectus. Последние исторически достоверные находки черепов homo erectus известны на острове Ява. 

lecture-2.12..jpg

Рисунок 2.11. «Модернизация вооружений». 


 Таким образом, носители более высокой культуры вытесняли носителей более низкой, с той существенной разницей, что носители отсталых культур могли перенимать передовую культуру или ассимилироваться в рядах носителей более высокой. Политические формы борьбы за оптимальные места обитания - это в первую очередь ведение войн. И этим человек отличается от большинства высших видов. По всем сведениям, об охотничьих культурах современности – охотниках XVII-XXI веков, в том числе и наших современников, войны охотничьих сообществ людей друг с другом отличаются неограниченной жестокостью. Это войны не за богатства: их еще не создали и не накопили, их еще нет, и, значит, – невозможно отнять. Это войны не за подчинение – работник создает ровно столько, сколько потребляет. Это не эксплуататорские войны - эксплуатация человека человеком пока невозможна. Первобытные войны велись только за территорию, за возможность истребить, а лучше и съесть противника. Съесть – не в переносном, а в прямом смысле этого слова. Это были первые биосферные войны. Первые, но далеко не последние. И в этой парадигме у нас возникает важнейший политэкологический признак – появление культуры погребения. До этого события людоедство было, а во многом и после оставалось повседневной нормой для большей части истории человечества. Ярким примером такой «нормы» являются отложения в пещере Чжоу-Коу-Дянь под Пекином, известнейшим местом обитания homo erectus. Кости животных и людей одинаково брошены на пол, обуглены, расколоты для добывания костного мозга и погрызены. Раскопки 1899-1905 годов в Югославии, в пещере Крапина, открыли останки 35 человек разного возраста (от 1 года до 50 лет) обоих полов. Их кости были обуглены и расколоты для добывания костного мозга и найдены в тех же кухонных кучах, что и кости благородного оленя, вымершего вида кабана, пещерного медведя, дикого быка. Таковы же практически все находки останков людей того времени. Мы привели два самых масштабных и хорошо изученных местообитания. В других случаях только одно отличие – масштаб меньший, чем в Чжоу-Коу-Дянь или Крапине. 

lecture-2.13..jpg

Рисунок 2.12. Захоронение в пещере Тешик-Таш. 

Слева - реконструкция ребёнка-неандертальца, выполненная М.М. Герасимовым. 

Государственный Дарвиновский музей, Москва.


 Первые люди, которых археологически достоверно не съели, а похоронили с использованием сложных обрядов – погребены 50-40 тысяч лет назад Homo neanderthalensis. Как писал академик А.П. Окладников, открывший мустьерскую культуру в Узбекистане и Сибири: «Дальнейшие раскопки выяснили неожиданную и поистине потрясающую картину, подобной которой не видел еще ни один исследователь: вокруг черепа мустьерского человека когда-то в строгом порядке, явно по определенному плану в виде круга, расставлены были рога горного козла. Это неопровержимо свидетельствовало о том, что здесь был уже разум, логический план действий, целый мир представлений, который стоял за этим действием» [23]. Появление культуры погребальных обрядов с позиции политической экологии может быть рассмотрено, как первый, явный признак появления понятия времени. Погребение - это ни что иное, как материальный признак, подтверждающий наличие в культуре понятия будущего. Т.е. сообщество homo демонстрирует не только способность делиться в своей среде природными ресурсами, необходимыми для жизни, в первую очередь едой и теплом, не только изобретать новые орудия и способы улучшения своего образа жизни, освоения вмещающих ландшафтов, но и думать о будущем, в том числе о будущем после смерти. Это принципиально новый, неведомый другим высшим видам, навык - понятие времени. А из него вытекают принципы и методы планирования своей жизни и деятельности на длительную перспективу. 

Таким образом, ареал обитания Homo neanderthalensis на это время – это ареал распространения культуры. Такая постановка вопроса неизбежно политизируется. В октябрьском номере 2007 года журнала «Вокруг Света» появилась заметка, растиражированная впоследствии многими изданиями: «В ходе исследования под руководством Сванте Паабо (Svante Paabo), из Института антропологии Макса Планка (Max Planck Institute for Evolutionary Anthropology) в Лейпциге, Германия, было установлено, что неандертальцы жили на 2000 км восточнее, чем до сих пор было принято считать, передает агентство Reuters со ссылкой на журнал Nature. В рамках большого проекта по выделению генома неандертальцев, ученые провели генетический анализ костей, обнаруженных в Алтайском крае, Россия, и черепа ребенка из пещеры Тешик-Таш в горах Байсунтау, Узбекистан. Было установлено, что все эти останки принадлежали именно неандертальцам» [24]. 

Это сообщение, мало сказать, обидно для нашего Отечества. Дело в том, что 1938—1939 годах А.П. Окладников, Н.А. Синельков и М.Л. Гремяцкий обнаружили в горах Байсунтау (Сурхандарьинская область, Узбекистан) пещерную стоянку мустьерской культуры и погребение с остатками скелета ребёнка-неандертальца 8-9 лет. За что каждый из учёных получил Сталинскую премию. Политическое значение открытия было по достоинству оценено советской властью. 

Дух того времени прекрасно передаёт приведённая ниже цитата: «Тешикташская находка имеет особое научное значение, так как она подтверждает единственно научное материалистическое объяснение происхождения современного человека от палеоантропа или неандертальца. Именно поэтому против советского открытия выступают буржуазные антропологи. Так, Ф. Вейденрейх, скрытый расист, приверженец ортогенеза, то есть веры в эволюцию жизни на земле по плану, начертанному божеством, попытался дискредитировать советскую находку в Тешик-Таш. Он объявил кости из Тешик-Таша принадлежащими не настоящему неандертальцу, а более развитому человеку, притом даже с чертами монгольской расы. Несостоятельность такого толкования костей из Тешик-Таш убедительно показал (уже в 1947 г.) советский антрополог Г.Ф. Дебец. М.Л. Гремяцкий присоединился к его аргументации и усилил ее новой фактической основой. … М.М. Герасимов, реконструировавший череп неандертальского ребенка из Тешик-Таш, сделал замечательный бюст его, выставленный в зале подарков И.В. Сталину в Музее революции (Москва)» [25]. 

lecture-2.14..jpg

Рисунок 2.13. Академик, Алексей Павлович Окладников [26]. 


В 1960 году известный американский антрополог и археолог Р. Солецки в пещере Шанидар, в Ираке, обнаружил погребение сорокалетнего калеки, потерявшего руку и правый глаз. В его погребении обнаружено такое количество пыльцы растений, «которое превосходило всякое вероятие». Кое-где эта пыльца была в комочках, а рядом с некоторыми из них сохранились даже остатки частей цветка. Из этого был сделан вывод, что могилу забросали охапками цветов, собранных на склоне горы, представители той группы, к которой принадлежал умерший охотник [27]. Но и у homo sapiens, погребавшего своих умерших, врагов практически всегда съедали. А если и не ели, то и не считали подобными себе. Убийство «чужого» не было преступлением. Абсурдно говорить об «убийстве» быка или лося. У австралийских аборигенов считалось очень хорошим способом ведения войны отвлечь мужчин от стойбища, ворваться в него и перебить женщин и детей. Не все австралийские аборигены поедали трупы – но человек другого племени просто не считался человеческим существом. Чем архаичнее культура, тем последовательнее её носители считают людьми только себя. Остатки таких представлений сохраняются в самоназвании многих сохранившихся первобытных племен, которые в переводе, как правило, означают «люди» или «настоящие люди». Так, чукчи называют сами себе «луораветлан» или «лыг`ораветлан» - «настоящие люди». Предки были не лучше. Самоназвание «славяне» обозначает тех, у кого «есть слово»: то есть попросту – говорящих. А остальное человечество? А они «немцы», то есть немые. И в летописях значиться: «немец из фряжской земли» или «немец из города Парижу». Для первобытного охотника иноплеменник не является человеком. В этом смысле война для него – скорее охота. Как опасных хищников их стараются уничтожить непосредственно возле мест обитания. 

lecture-2.15..jpg

Рисунок 2.14. Иноплеменник. Борьба мнений. 


Двойная польза: на человека охотились, ловили и съедали, а территорию рода или племени захватывали. Первобытный человек вел биосферные войны – войны за вмещающее пространство. Это не были ни «войны чести», ни войны за овладение богатствами. Проигравшие, если оставались живы, уходили. И это не сулило им ничего хорошего, они теряли благоприятные и обжитые условия обитания и начинали жить в значительно худших. 

2.8. Судьба вытесненных 

Немало племен и родов на протяжении человеческой истории вытеснялось в неблагоприятные районы. Привлекательность территории могла определяться и комфортностью среды обитания, и ее продуктивностью. Вытеснение проигравших в неблагоприятные для жизни районы: холодные области, высокогорья, болота, непроходимые тропические леса, скудные земли сопровождает всю историю человечества. 

Последствия вынужденных уходов всегда драматичны. Например, материк Австралия. В Австралии невозможно создать цивилизацию. На материке нет растений, которые можно окультурить. Нет животных, которых можно приручить. В результате те племена и народы, что попадали в Австралию, не только не развивались, но и забывали достижения предков! Австралия в плейстоцене составляла единое целое с островом Новая Гвинея. Поздний плейстоцен – это примерно 13 тыс. лет назад. От остальной суши этот громадный материк отделял океан. Ширина около 100 км. Глубины таковы, что этот «пролив» никогда не превращался в цепочку островов. Попасть в Австралию могли только люди, владеющие мореходными навыками и умеющие строить хотя бы большие надежные лодки. Предки австралийцев мореходными навыками обладали и лодки строили, но аборигены-австралийцы все забыли, даже и то, с чем пришли – утратили. 

lecture-2.16..jpg

Рисунок 2.15. «Неудачная охота». 


В свою очередь, в Австралии история исхода повторилась. Ряд племён из Австралии был вытеснен на остров Тасмания. Их открытие европейцами в XVIII-XIX веках показал, что они находились на самой низкой ступени развития, даже по сравнению с австралийскими аборигенами. Не было одежды и домов, не было систематической охоты и даже качественных копий. С дубинами и обожженными на костре палками они добывали мелких животных и моллюсков, иногда нападали на тюленей и кенгуру. В холод грелись у открытых костров. По уровню культуры это были скорее Homo erektus, а не Homo sapiens. При этом предки тасманийцев приплыли на остров по морю! «Вытеснение» могло привести и приводило к физической деградации. Буквально на глазах европейцев, в XVII-XIX веках, высокорослые негроиды вытеснили в пустынные районы Южной Африки бушменов. Это было завершением процесса, шедшего, по крайней мере, с X-XI веков. По мнению многих исследователей, пигмеи, как раса, сложились поздно, под влиянием жизни в дождевых экваториальных лесах, бедных микроэлементами и попросту бедных дичью. Мелкий рост в условиях постоянного дефицита пищи стал выигрышным моментом. У индейцев Амазонии в одних и тех же популяциях присутствуют люди и карликового (140-150 см) и «обычного» (160-170 см) роста. Это интерпретируют как начало процесса «пигмеизации»: в перспективе жизнь в дождевых лесах должна создать карликовую версию южноамериканского индейца. 


2.9. Борьба за Европу

 Парадоксально, но холодная приледниковая Европа, ее ледяные степи были очень привлекательным местом обитания. На севере возможна специализированная охота. На севере было и живет меньше видов животных, чем на юге. Но представителей каждого вида намного больше. Северные степи – это тысячные стада оленей, лошадей, бизонов, мамонтов. Всего несколько ценных промысловых видов, но каждый вид – многотысячные стада, огромный охотничий потенциал. 

 

lecture-2.17..jpg 

Рисунок 2.16. Русский север. Горы. 


В саваннах Африки и степях Переднего Востока, как и в Средней Азии, обитают и обитали не меньшие стада диких копытных. Но на юге значительно выше их видовое разнообразие, а охота на каждый вид нуждается в своих специализированных методах и навыках охоты. Таким образом, охота при большом видовом разнообразии менее эффективна. Кроме того, на юге, в тепле, даже при самой удачной охоте мясо негде хранить. Охотники тропического пояса стараются солить мясо, вялить его на солнце или густо посыпать его пеплом костров – чтобы дольше хранилось. Но много и надолго не сохранить. К тому же качество вяленого мяса уступает свежему. Жители тропиков стараются после удачной охоты сразу же съесть как можно больше. Кука и его спутников, Дарвина в Южной Америке, Стэнли в Африке поражало, как невероятно много могут съесть местные жители. 

 lecture-2.18..jpg lecture-2.19..jpg

Рисунок 2.17. John Alexander Hunter (1887 – 1963) и его знаменитая книга «Охотник» [28]. 


 Шотландский охотник Джон Хантер уже в XX веке описывал, как африканцы после забоя слона или носорога мгновенно «очищают» тушу до костей скелета. Когда он убил сразу двенадцать слонов, «… казалось, что мяса хватит на всю Кению на много недель, но в удивительно короткое время от слонов остались одни кости» [29]. 

На севере, в холоде, мясо можно хранить очень долго. Часто его можно хранить не только зимой, но и летом. При наличии многолетней мерзлоты не требуется особых усилий. Автор и другие участники экспедиционных работ на Крайнем Севере неоднократно проверяли на себе этот способ хранения. Мясо, если оно защищено от хищников, сохраняет в леднике свои вкусовые качества по нескольку лет. И в конечном итоге сублимируется, но не тухнет. Внешне фрагменты найденных в наше время мамонтовых туш кажутся вполне пригодными в пищу. Но мясо за десятки тысяч лет превратилось в жировоск. Рассказы о зажаренном и съеденном хоботе мамонта – весёлая фантазия, рассказы путешественников для городской публики. При попадании на горячую сковороду мясо мамонта превращается в пар и бурый, плохо отмываемый осадок. Если многолетней мерзлоты нет - возможно сделать ледник, что и делали наши предки до изобретения холодильных установок. 

lecture-2.20..jpg

Рисунок 2.18. На севере, в холоде, мясо можно хранить очень долго. 


 И, наконец, как ни парадоксально, на севере лучше с витаминами и сахарами. Южные фрукты разнообразны. Дикорастущие фрукты юга – сезонные. Собирать каждый фрукт можно только небольшую часть года, считанные недели. Преимущество юга в этом отношении не велико. Южные фрукты вкуснее? Это дело вкуса и привычки. Тропические фрукты давно доступны для россиян. Но всякий, кто пробовал авокадо, дуриан или манго, убедился – они ничем не лучше яблок, груш или персиков. Это касается и овощей. Японские дайкон или экзотические овощи Индии пробовали многие. И почти все, кто пробовал, предпочитают помидоры, сладкий перец или прозаическую морковь и капусту. Северные овощи для нас вкуснее, по меньшей мере до изменения привычек, что с генетической точки зрения требует около 500 лет. А главное – южные фрукты содержат несравненно меньше витаминов. Многие районы Африки – области распространения страшной болезни бери-бери, которая возникает как следствие авитаминоза. Фруктов – множество, овощи – главный продукт питания, а люди страдают от острой нехватки витаминов и от отсутствия сладкого: в южных овощах и фруктах мало сахаров. 

lecture-2.21..jpg

Рисунок 2.19. Русский север. Река. 


 Получается – расселение на север имеет свои преимущества. Жить на севере труднее: нужны прочные, надежные жилища. Нужна теплая одежда. Нужно полноценное питание. Того, кто недоедает, у кого не хватит одежды и тепла в долгую зиму, быстро убьют холод и голод. Но север — это место, где труд дает великолепные результаты. Homo sapiens в Европе живут всего 32 – 36 тысячи лет. В те времена в Европе было значительно холоднее, чем сейчас, в межледниковье. Чтобы поселиться в холодном краю, продуваемом ледяными ветрами из Арктики, homo sapiens пришлось весьма усовершенствовать свою материальную культуру, и многое заимствовать, включая гены, у homo neanderthalensis. 


2.10. Биосферный общественный ресурс и системы деятельности 

Единственным общественным ресурсом охотников являются крупные млекопитающие. Система деятельности всякого общества охотников проста: добывать как можно более крупных животных, как можно более часто и в как можно большем количестве. Наиболее активно используются точки пространства и ландшафты, где возможно осуществить этот «идеал». Всегда есть места бедные животными: каменистые пустоши, удалённые от рек тропического леса, пустыни, высокогорья. Эти места не имели и не имеют промыслового значения и практически не посещались людьми. 

lecture-2.22..jpg

Рисунок 2.20. Высокогорная пустошь. 


В этнографической современности ученые до сих пор наблюдают подобную систему деятельности: поиск продуктивных мест, где можно взять богатую охотничью или рыболовную добычу. В этих местах животные истреблялись, а часто и истребляются, до тех пор, пока это физически возможно. После чего, начинается поиск нового богатого места. «Жизнь общества охотников крайне нестабильна. Она полна взлетов численности населения и катастрофических голодовок, перемещений, находок, потерь, вымираний и размножений» [30]. Таковы методы охоты уже у предков человека - homo erectus. Археологические работы показали множество костищ возрастом 1 – 2 млн лет и в Европе, и на Переднем Востоке, и в Китае, где странно изменяется состав погибших животных: 60, 70, даже 90% погибших зверей – гиганты, – мастодонты, слоны, громадные носороги – эласмотерии. В составе стада диких копытных гиганты никогда не составляют больше 2-3% особей. Причем есть костища, в которых останки гигантов не превышают 2-3%, но в тех костищах, где найдены не только кости животных, но и каменные орудия, число гигантов никогда не бывает меньше 60% погибших особей. Эти особенности костищ, в том числе исходя и из этнографических наблюдений, интерпретируются следующим образом: группа из 10 - 20 предков человека убивала гигантское животное на водопое или переправе. Существует много способов убить зверя так, что на костях не останется никаких следов, например, как это делал ряд африканских племён, - бить копьями в живот. При сильном и точном ударе копьем в сердце оружие проходит между ребер, не оставляя следов на костях. Туша падает в воду, её заведомо не достать целиком. Сколько можно успеть срезать и съесть группой из 10-20 особей за 2-3 дня пока туша не испортится? 100, 200, 300 килограммов? А туша весит 2 - 3 тонны, если мастодонт или эласмотерий, и до 10 тонн, если степной крупный слон. Итак, съедали заведомо небольшую часть туши, срезая мясо с самых мягких и вкусных частей. Опять же – без малейших следов на костях. Потом, когда, туша окончательно сгниет, на этом месте можно добыть следующего зверя… Его кости тоже останутся в костище без малейших признаков воздействия человека и, часто, в анатомическом порядке. Изменится только соотношение крупных и мелких животных [31]. 

lecture-2.23..jpg

Рисунок 2.21. «Чуткое руководство» 


Подчеркну, здесь идёт речь об охотах таких существ, которых лишь условно можно назвать людьми - homo erectus и neanderthalensis - громадных всеядных особях, встреча с которыми для современного человека вполне могла бы закончиться самым плачевным образом. Человек современного типа появился не раньше 200 тысяч лет назад, а европеоид – «кроманьонец», не ранее 40 - 45 тысяч лет назад. Тем не менее, мы потомки охотников, живших 1,5 - 2 млн лет назад. И изучение политической экологией способов и методов освоения биосферного общественного ресурса в стайной и племенной иерархии homo erectus и neanderthalensis – позволяет понять глубинные мотивы общественной деятельности, заложенные в генотип человека. Позволяет нам исследовать освоение биосферного общественного ресурса от начала времён. 


2.11. Миф об экологичности первобытного общества 

Написав об экологии доаграрных обществ, необходимо обратиться к мифологии, сложившейся в отношении этих культур в современном индустриальном или даже постиндустриальном обществе, словом обществе, накрепко оторванном от своих корней и утратившим всякое здравомыслие в отношении природы и быта сообществ, не столь «продвинутых». Одно из важнейших политико-экологических заблуждений - миф об экологичности первобытного общества. Эта удивительная сказка весьма любима городскими «певцами» прошлого. Якобы в те, исторические прошлые времена, люди больше любили животных и были к ним добрее. Чем больше и мясистее было животное, тем более добрыми они к нему были. Эти замечательные племена, герои неолита и палеолита, берегли природу, в отличии от нас, её разрушителей. Факты, увы, не подтверждают этих мнений. 

lecture-2.24..jpg

Рисунок 2.22. Череп мамонта. Mammuthus primigenius (Blumenbach). 

Коллекция РАН, Палеонтологический музей им. Ю.А. Орлова, Москва. 


Охота гораздо больше вредит дикой природе, чем ведение крестьянского хозяйства. Происходит истребление самых крупных, самых важных для жизни биосферы видов. Все, без исключения, охотничьи племена активнейшим образом рубят сук, на котором сидят. И память всех охотничьих народов хранит истории о грандиозных экологических катастрофах. В археологии и палеонтологии существует понятие «эмбриональный мамонт». Это когда в слоях поселений находят черепа совсем крохотных мамонтят, либо новорожденных, либо еще не успевших родиться. Как могли убивать таких крошек?! – всплескивают руками наши современники. Могли. Тому есть наглядный и вполне современный пример. Вплоть до первой половины ХХ века, т.е. до широкого появления автоматического оружия на Африканском континенте, туземные племена именно так и охотились на слонов. Отбивали от стада и осыпали метательными копьями слониху с малышом. Самка гонится за нападающими; малыш не поспевает за матерью, начинает кричать. Мать возвращается… Еще, считалось очень хорошо убить малыша, но не сразу. Воткнуть в него пару копий – тогда слоненок будет менее подвижен, и будет больше кричать. Хорошо также охотиться на самку на последних стадиях беременности. Быстро бегать она не может, а если начнутся преждевременные роды – и это хорошо, самка быстрее изойдет кровью под градом копий. Именно такие охоты и стоят за появлением в культурном слое поселений каждого черепа «эмбрионального мамонта». А их – десятки тысяч только на Европейской части материка. 

 

lecture-2.25..jpg

Рисунок 2.23. Маша и медведь. 


 Многие ученые, в их числе и автор, считают, что исчезновение многих животных в конце ледникового периода, 12 - 15 тысяч лет тому назад, вызвал именно человек своим перепромыслом. Зубры, лошади, мамонты, большерогие олени, пещерные медведи, носороги человеком были либо полностью истреблены, либо почти истреблены и доведены до критического снижения популяций. Часть из них, что редко, постепенно восстановилась. Прочие, в подавляющем большинстве, вымерли. Археологи постоянно находят следы колоссальных охот, после которых использовалась только небольшая часть туш. Скажем, под Амвросиевкой лежат скелеты и фрагменты скелетов примерно тысячи зубров. Видно, что многие кости лежат в анатомическом порядке – значит, эту часть туши никто никогда не использовал. Загнали в ловушку огромное стадо, перебили зверей, использовали малую часть, а остальное бросили догнивать. Так же и под стоянкой Волчья Грива, только там были мамонты – 400 голов. И под Кооби-Форой в Крыму – там к обрыву загоняли лошадей. 

Большая часть убитых зверей никогда не использовалась. Даже падальщики были не в состоянии использовать такое количество пищи. Сложившиеся трофические цепи явно неприспособлены для единоразовой переработки такого количества туш. Такие же сверхохоты наш предок устраивал и в Северной Америке. Стоит человеку перейти Берингов пролив и появиться на новом континенте, как исчезают мамонт, верблюд, лошадь, гигантский ленивец. Американские археологи называют этот период истребления крупных зверей «оверкилл» (англ. - overkill) – сверхубийство крупных млекопитающих плейстоценовым человеком. Гипотеза построена на том, что животные Америки не были привычны к человеку, боялись его мало, а сам человек на новых местах не имел достаточных культурных механизмов для более разумного поведения [32]. Например, человек истребляет столько мастодонтов, что позволяет себе отрезать у убитых хоботных лишь самые лакомые части [33]. Примерно 8 - 9 тысяч лет назад миграция человеческих племён достигает Южной Америки. И здесь также происходит «оверкилл». За 2 - 3 тысячелетия полностью истреблены несколько видов гигантских ленивцев – Megatherium, Eremotherium, достигавших размеров слона, Nothrotherium, Nothrotheriops, до трёх метров в длину и водный вид, достигавший двух метров – Thalassocnus; гигантский двухметровый броненосец – Glyptodontidae и другие виды крупных, неторопливых животных. В ряде работ указаны находки, свидетельствующие о попытках предками современных индейцев держать в качестве домашних животных гигантских ленивцев. Скорее всего, безуспешно [34]. 

С распространением человека истребление крупных зверей повторялось на вновь осваиваемых территориях. Так, в Новой Зеландии, все виды гигантских нелетающих птиц моа уничтожены человеком в VI-XV веках. Это вполне историческое время; пала Римская империя, на Руси правит Иван III, написаны и пишутся многочисленные летописи и хроники. В точности как праиндейцы ели только хоботы и ляжки мастодонтов племена полинезийцев, пока моа было много, отрубали только ляжки птиц, выбрасывая остальное [Anderson, 1984]. Человек раз за разом проникал туда, где животных много и где они мало знакомы с человеком. Истребление биосферного ресурса охотничьих племён – крупного зверя, абсолютно не подчиняясь каким-то рациональным или стихийным «экологическим правилам». Принцип один - убить как можно больше. Если есть возможность убивать избыточно, убивать животных, которых заведомо не получится использовать – их убивают. Таковы принципы и методы использования биосферного общественного ресурса, такова системы деятельности доаграрных охотничьих обществ - найти места, где зверя больше и добыть его легче. Если находил – добывал до полного истребления самой продуктивной добычи - крупного зверя. Современные примеры из жизни охотничьих сообществ лишь подтверждают выполненную реконструкцию. Живший среди индейцев приёмный сын Джон Тернер описывает, как во время загонной охоты на лед озера выгоняют лосей. «Забито сто…двести…триста животных. Индейцы уже понимают, что им столько не надо, но буквально не могут удержаться – бьют и бьют беспомощных, все время падающих на скользком льду лосей, пока под тяжестью добычи лед не проломился, несколько сот лосиных туш уходят под воду» [35]. 

lecture-2.26..jpg

Рисунок 2.24. Лось


 В начале-середине XX века эскимосы и чукчи, заполучившие карабины, почти полностью истребили берингийское стадо моржей. Раньше охотники нападали только на небольшие стада. Морж – животное весом до 2 тонн, свирепое и опасное. Били их только на берегу или вблизи от берега. Если на охотников бросятся три - пять моржей на большом ледяном поле или на берегу – не страшно, можно убежать, но, если кинется стадо, да ещё и на воде – спасения нет. На суше морж давит хищника, а на воде клыками рвёт обшивку байдар и топит оказавшихся в ледяной воде охотников. На такого зверя не охотится даже белый медведь. Впрочем, практически истребили и белых медведей. Пока зверя били на берегу, он, как правило, не успевал уйти в воду. А если и успевал, с мелководья можно было вытащить тушу добытого моржа. Потери были редки. Карабин позволяет бить моржа практически в любых условиях. Охотники выходили в море на моторных лодках, уходя от берега на 20 - 30 километров. По разным данным, вытаскивали на берег и использовали до 20% убитых моржей. Начался перепромысел. Еды не стало больше. Вслед за уменьшением стада ее количество стало стремительно уменьшаться. Племена эскимосов и чукчей поставили себя за грань вымирания и вымерли бы, если бы не подошла правительственная продовольственная помощь. Имея столь очевидный и наглядный пример, обратимся к мифологии. Эскимосскую и чукотскую культуру регулярно представляют образцом «экологосообразной» культуры первобытных людей, у которых нам следует учиться. В рамках политической экологии такое утверждение совершенно невозможно. Другой, более рациональный навык охотничьих племён – приручение щенков различного зверя. У городского населения вызывают странное умиление первобытные племена, в которых живут прирученные зверушки. Дети играют с ними, животные совершенно ручные… Идиллия! Но этой «идиллии» есть вполне рациональное объяснение. Первое. Эти животные попали к людям, как правило через убийство кормящей самки. Щенка не имело смысла забивать – он слишком мал и не представляет промыслового интереса. Второе. Эти животные – вовсе не домашние любимцы, аналог наших собак или кошек - это живые консервы. Малыша не стали убивать пока есть самим что есть и его чем кормить - пусть растёт. Станет хуже с едой и животное тут же съедят. Известная присказка: «кушай, кушай – к Рождеству зарежем» - наглядное продолжение традиции. Третье. Точно так же первобытные люди могли не охотиться вблизи поселка. Лоси или антилопы привыкали к человеку, подпускали чуть ли не вплотную, с ними опять же играли дети… а когда становилось хуже с едой, этих полуручных животных легко убивали и ели. Своего рода неприкосновенный запас племени. 

lecture-2.27..jpg

Рисунок 2.25. Морж в море Лаптевых. Фотография Виталия Горшкова. 


Однако нет и оснований возмущаться таким поведением. Оно глубоко рационально. И на уровне тех лет – высокотехнологично. Понятия доброты и справедливости в природе уступают понятию рациональности. О чём и пишется в этой книге. Происходит естественный отбор племён и охотничьих сообществ. Те, кто достигал высот сверхэффективной охоты, ведомый людской сообразительностью и биологическими инстинктами, истребляли вокруг себя всё. Уничтожение пищевой базы неизбежно вело к вымиранию. Таково равновесие природы. Эти сообщества, эти племена навсегда уходили из мировой истории. Те, кто научился сдерживать биологический императив – выживали. 

lecture-2.28..jpg

Рисунок 2.26. Телёнок лося, подобранный и приученный людьми. Валдайская возвышенность. 


 Это процесс биолого-экологический – вопросы сосуществования видов в относительно неизменных природных условиях – т.е. вопросы инстинктивного поведения. Моральные парадигмы приходят значительно позднее, глубоко запаздывая после культуры. Умение прогнозировать свою деятельность и в соответствии с этим прогнозом «изменять» биологическим инстинктам, биологическому сценарию – это принципиально иная степень развития человеческой цивилизации. Из привычек приручение щенков дикого зверя со временем и развилось скотоводство – значительно более устойчивая и рациональная система, чем принята в обществе первобытных охотников. Племена охотников, поддерживающие и сохранявшие такого рода обычаи, как правило, переживали своих менее предусмотрительных конкурентов. 

lecture-2.29..jpg

Рисунок 2.27. Дикая утка привела подкормить своих утят. 


 В приведённой реконструкции использования биосферного ресурса первобытными обществами охотников нет ничего выходящего за рамки морали тех лет и того образа жизни. По-другому к животным первобытные люди и не могли относиться. Их интерес к животному огромен и внимание велико, но это – гастрономический интерес и это – гастрономическое внимание. Другого ресурса у человека того времени попросту не было, а познание природных закономерностей – долгий эволюционный процесс, не знающий ни жалости, ни справедливости к тем сообществам, которые допускали роковые ошибки в использовании биосферного ресурса. Археология хорошо картирует навсегда исчезнувшие племена и народы, вслед за допущенным ими же перепромыслом ключевых видов промысловых животных. С точки зрения политической экологии закономерен вывод - человек-охотник не обладал и не обладает никакими природными сдерживающими инстинктами в отношении сбережения биоресурсов. Этот навык приобретается с опытом природопользования из поколения в поколения. 

lecture-2.30..jpg

Рисунок 2.28. Человек-охотник не обладал и не обладает никакими природными сдерживающими инстинктами в отношении сбережения биоресурсов.

  


Литература: 

1. Большая Российская Энциклопедия, статья «Охота» 

2. Янковский Н.К., Боринская С.А. Наша история, записанная в ДНК. Природа, 2001, № 6; Боринская С.А., Янковский Н.К. История человечества, записанная в генах. // В сб. Рабочие тетради по биоэтике. Вып. 

3: Биоэтические проблемы генетики и этногенетики. Под ред. Б.Г. Юдина. – М.: Изд. Моск. гуманит. ун-та, 2006. – 14-52; 

3. Янковский Н.К., Боринская С.А. Генетические исследования как основа интеграции наук о жизни и человеке // Вестник ВОГиС, 2009, Том 13, № 2 384-389; 

4. An African American Paternal Lineage Adds an Extremely Ancient Root to the Human Y Chromosome Phylogenetic Tree // The American Journal of Human Genetics, Vol. 92, Issue 4, p 637, 2013 

5. Деревянко А.П., «Наука из первых рук» №4 (34), 2010 6. http://ruspekh.ru/people/item/derevyanko-anatolij-panteleevich 

6. http://ecopri.ru/journal/article.php?id=5483 

8. Тейяр де Шарден, Феномен человека. М., 1987. С. 135 

9. Поршнев Б.В. О начале человеческой истории. Проблемы палеопсихологии М.,1968. 487 с. 

10. http://www.shulgan-tash.ru/2014/07/o-100-letii-a-v-ryumina/ 

11. Столяр А.Д. Происхождение изобразительного искусства. М., 1985. с 

12. Wil Roebroeks, Paola Villa. On the earliest evidence for habitual use of fire in Europe. PNAS March 14, 2011 

13. Смирнов Ю.А. Мустьерские погребения Евразии. Возникновение погребальной практики и основы тафологии. М., 1991. с. 192 

14. Черныш О.П. Молодово І. Уникальное мустьерское поселение на Среднем Днестре, Наука, М.,1982 

15. Вишняцкий Л.Б. Культурная динамика в середине позднего плейстоцена и причина верхнепалеолитической революции. М., 2008. 

16. Черныш О.П. Молодова I. Уникальное мустьерское поселение на Среднем Днестре. Наука, М.,1982 

17. Arnold M.L., Mayer A. Natural hybridization in Primates: one evolutionary mechanism \\ Zoology. 2006. 109. P. 261-276 

18. © Photo and reconstruction Atelier Daynes, https://www.jerseyheritage.org/meet-the-ancestors 

19. Templeton А.Out of Africa again and again \\ Nature 416, 45-51 (7 March 2002) doi:10.1038/416045a; Received 30 August 2001; 

20. Accepted 3 January 2002; Trinkaus E. Early modern human \\ Annyal Rewiew of Anthropology. 2005. 34. P. 207-230 

21. http://humanorigins.si.edu/evidence/human-fossils/species/homo-erectus 

22. The Zoological Society of London 23. Окладников А.П. Утро искусства. — Л.: Искусство, 1967. — 135 с. 

24. http://www.vokrugsveta.ru/news/2296/ 

25. Вестник древней истории. 1950, № 3. Никольский В.К рец. на: ТЕШИК-ТАШ, Палеолитический человек. Труды Научно-исследовательского института антропологии. Под редакцией проф. М.А. Гремяцкого и доц. М.Ф. Нестурх, М., изд. МГУ, 1949, 182 стр. 

26. фотография http://www.prometeus.nsc.ru/elibrary/2007pers/198-199.ssi 

27. Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В. Антропология. М., 1999. 

28. http://lib.rus.ec/files/ja_hunter.jpg 29. Хантер Д. Охотник. М., 1964. с. 104

30. Крупник И.И. Арктическая этноэкология. М., Наука,1989

31. Буровский А.М. Человечество виллафранка \\ Первобытные древности Евразии. – М.: ИА РАН, 2012

32. Chard Ch.S. The Jld World Roots: Review and Speculations// Papers of the Universitu of Alasca. 1963. vol.10. N 2. p. 115-121.

33. Керам К.В. Первый американец. М., Прогресс, 1979. 336 с

34. Эвельманс Б. По следам неизвестных животных. М.,1964. 68 с.

35. Тернер Дж. Тридцать лет среди индейцев. – М.:Изд-во иностранной литературы,1963  


Контрольные вопросы к лекции:

  • Краткое определение политики, с точки зрения политической экологии? 

  • Какой общественно-исторический объект политической экологии является первым для научного исследования? Что такое ДНК-генеалогия? 

  • Ключевые признаки, отличающие инстинктивную и культурную деятельность в политической экологии? 

  • С какого палеоисторического рубежа возникает предмет исследований политической экологии? 

  • Факторы определяющие демографическое давление вида Homo на территорию его расселения? 

  • Факторы определяющие темпы распространения вида Homo? 

  • Что означает с точки зрения политической экологии появления культур погребальных обрядов для культуры вида Homo? 

  • Значение Тешикташской находки для политической экологии? 

  • Кормящие ландшафты Севера и их роль в развитии культуры вида Homo?


Возврат к списку



Образовательные программы и лекции ООО "Институт Политической экологии":

7 сентября 2012 года в Москве, в Академии нефти и газа им. Губкина состоялась первая в мире лекция по курсу «Политическая экология». Программа курса и выборочные лекционные и семинарские материалы ежегодно размещаются на нашем сайте с учётом всех внесённых корректив.


Подготовлены к публикации лекции по курсу "Политическая экология" 2017 год.