Нужна-ли «Общенациональная рыболовная корпорация» Дата публикации: 18.05.2011

Политико-экологический анализ
Вместо предисловия


 Обычно полемика, посвящённая вопросам организации отрасли и ведущаяся в прессе, выглядит достаточно мягко. Можно сказать научно. Стороны аргументируют свои позиции. Выбирают нужные цифры. Подбирают «правильные» корреляции. И, конечно, Боже упаси, не переходят на личности. В случае со статьей «Зачем нужна Общенациональная рыболовная корпорация» Валентины Носовой, ведущего специалиста ОАО АКБ «Росбанк»* в журнале «Российская Федерация сегодня», №2 январь 2011, мы, безусловно, не позволим себе перейти на личности. Но и принять мягкий, почти повествовательный тон в дискуссии которую нам навязали не только не можем, но и не имеем права. Затронутые вопросы настолько жизненно-важны, что не оставляют места для отстраненной академической манеры изложения.

От чего мы отталкиваемся?

     Есть хорошая поговорка, что спецслужбы всегда ставят правильный диагноз, но никогда не назначают правильного лечения. Такова и статья Валентины Носовой, ведущего специалиста ОАО АКБ «Росбанк». В статье много сказано о том, как и до какой степени развалена рыбная отрасль России, какие именно негативные тенденции в отрасли, насколько она криминализована и так далее.

     Вывод статьи, парадоксально вынесенный в начало статьи, опережает серию «устрашающих» цифр:

     «Сегодня производственно-логистической структуры с интегрированным капиталом по переделам рыбной индустрии в стране нет. Работает федеральный координирующий орган - Росрыболовство, но в хозяйственно-производственной сфере преобладают экономически и организационно обособленные предприятия, не способные действовать в составе единой и конкурентоспособной цепочки добавленной стоимости.

     То есть в рыболовном комплексе России имеется координирующая надстройка без интегрированного промышленного базиса».

     Первая часть статьи - констатирующая развал отрасли очевидна и возражений не вызывает. Правда, сразу возникает вопрос: а что тут нового? И разве только в рыбной отрасли развал?

     Вторая - описывающая криминализацию отрасли не отвечает на единственно важный вопрос - как именно государственная политика, нормативные акты, налоговые и таможенные сборы - отправила без малого 100% участников рынка в криминал? Без ответа на этот вопрос - третья часть статьи просто не имеет права на существование.

     Тем не менее, она существует, и автор предлагает генеральный маршрут выхода из кризиса - создание «вертикально интегрированной структуры в форме Общенациональной рыболовной корпорации России». То есть создание Супердракона, который поглотит всех маленьких дракончиков, которые раздражают автора статьи и его заказчиков. Поглотит вместе с конкуренцией, возможностью проведения гибкой экономической политики в регионах, оперативного принятия управленческих решений. Пожрёт вместе с российской рыбой.

     Как показал опыт Российской Федерации - создание такого рода госкорпораций, будь-то в сфере «высоких» технологий, будь то в сфере железнодорожных перевозок или жилищно-коммунального хозяйства - только усугубляет проблему, переводя бывший мелкий и средний криминал в масштаб национальной проблемы. Именно такие структуры обеспечивают расхитителям бюджеты, сравнимые с бюджетами отдельных стран.

     Автор статьи видимо ощущает себя "выкинутой" из подобных "национальных" проектов и пытается организовать процесс в масштабе остатков рыбной отрасли Российской Федерации. Тем самым гарантируя окончательное захоронение даже отдельных, пусть мелких, но своих рыболовецких компаний и передачу всех, именно всех (!), активов геополитическим конкурентам. Фактически нам предлагается добровольная политико-экологическая капитуляция в весомой части продовольственных ресурсов страны. Предлагается сделать следующий шаг на пути очищения России от россиян. Осуществить давнюю мечту наших политико-экологических конкурентов.

     К слову, говоря - у компрадоров вообще есть такая вера - что после «исхода» они сохранят «полученные» деньги. Верят истово и упорно, из поколение в поколение: хотя весь опыт человечества говорит об обратном.

     Но уже не так важно, на чьих именно счетах останутся деньги из «освоенного» бюджета. В любом случае деньги это страшные. Это цена окончательного и гарантированного уничтожения уже отдельных, пусть мелких, но своих рыболовецких компаний.

     В действительности нарушенная логистика в управлении государства в целом, и противоречивая и откровенно «сырая» правовая база – основная причина депрессивного состояния отрасли и не только её.

     Для понимания того, «что нужно» необходимо понять, что такое «рыбное хозяйство России». А это несколько разных областей деятельности, в которых действуют свои правила и законы.

Потребление и «протребление»

     Экономисты и футурологи супруги Тоффлеры ввели понятие «протребления», то есть соединенного потребления и производства. Яркий пример протребления: выращивание овощей на собственном огороде.

     Ловля рыбы в пресных водоемах, в том числе и ужение, была важной2014-12-18 00-22-38 Скриншот экрана.png частью хозяйства России на протяжении большей части ее истории. Судя по содержимому кухонных ям, пресноводная рыба составляла не менее 10-15% всего рациона россиянина еще в 17 веке. Сегодня это далеко не так по нескольким причинам, из которых главные:

     1) Истощение рыбных богатств. Еще в конце 19 века во всех притоках Волги, включая Москву-реку, водилась стерлядь. Еще в 1970-е годы хариус меньше 30 см в сибирских реках считался «мелким», как и байкальский омуль меньше 40 см. Сейчас, буквально на глазах, понятие «мелкой» рыбы уменьшилось на 10 см.

     2) Изменение состава и занятий населения. Ужение рыбы традиционно осуществлялось стариками подростками. Теперь первые имеют пенсии, вторые учатся в школе.

     В России 21 века потребляется рыба:

     1) Пойманная самим населением в пресных водах внутри страны (2-3% всей потребляемой);

     2) Пойманная населением в омывающих Россию водах мирового океана (0.1-0.5%);

     3) Продукт национальной рыбной ловли и национальной логистики: пойманная промышленным способом в океане, доставленная населению в виде замороженной или охлажденной рыбы, полуфабрикатов и консервов (55-60%);

     4) То же самое, но продукт импорта: порядка 30%;

     5) Выращенная в прудах, садках и так далее (10-15%).

     Очевидно, что основную массу рыбы и рыбных продуктов поставляется на рынок промышленным способом. Доля «протребления» рыбы в России невелика (в отличие от снабжения населения овощами) и вряд ли увеличиться в обозримом будущем.

Ловля и выращивание

     Во всем мире соотношение стоимости выращенной и выловленной рыбы приближается к соотношению выращенного мяса и дичи. Во всех странах Европы стоимость произведенного мяса, во всяком случае, не выше стоимости выловленной рыбы, а часто и ниже (в качестве примера: во Франции в розничной торговле 5-12 евро за килограмм свинины, и 3-30 евро за килограмм океанической рыбы разных видов).

     Выращивание рыбы – единственная возможность снабжать население качественной красной рыбой. Россия – едва ли не единственная страна, где стоимость выращенной рыбы ниже стоимости выловленной. При том, что выловленная на 90% доставляется замороженной, а выращенная продается живой.

     Россия проигрывает конкуренцию с зарубежьем, причем на собственной территории. В Петербурге по разным данным, от 25 до 50% проданной рыбы произведено в рыбных садках Финляндии.

     При этом Россия обладает исключительными возможностями для выращивания рыбы, которые используются крайне слабо. В том числе потому, что у нас в реки идет до 80% всей проходной рыбы Земного шара. Каскад ГЭС на крупнейших реках фактически уничтожает стадо этой рыбы – так и надо принимать решения, что для нас важнее. И ГЭС и рыба – так не получится.

Структура отрасли

     Как и во всех областях производства, в рыбной отрасли промышленно-хозяйственная цепочка включает в себя все больше звеньев. В стоимости продукции все меньшее значение играет стоимость самого акта вылова, и все больше – стоимость сортировки, первичной обработки, заморозки или охлаждения, транспортировки, хранения, логистических операций.

     В России представлены нижние звенья производственно-хозяйственной цепочки – непосредственный вылов, и торговля. Промежуточные звенья слабы, и не на уровне современных требований. В результате торговля не опирается на отечественно производителя.

     Торговцы рыбой предпочитают импортную продукцию: рыба распределена по сортам и размерам, качество ее заведомо известно и прописано в рекламациях. Покупая рыбу российского производителя, оптовик рискует столкнуться с целым рядом несоответствий рекламаций и реального положения дел.

     В большой степени именно поэтому на внутреннем рынке России недостаточно представлена рыбная продукция отечественного производства.

Производственно-хозяйственная цепочка

     По разным данным, от 10 до 30% выловленной российскими 2014-12-18 00-28-21 Скриншот экрана.pngрыбаками рыбы тут же уходит иностранным покупателям. Само собой разумеется, что это рыба высокого качества. Россия оказывается нижним звеном производственно-хозяйственной цепочки в мировом разделении труда. Потом эта же рыба возвращается в Россию, рассортированной и обработанной, или в виде консервов и полуфабрикатов.

     Ввозимая к нам рыба никогда не доставляется в том виде, в каком была куплена. Иностранные импортеры ориентированы на то, чтобы занимать высокое место в производственно-хозяйственных цепочках. А российский покупатель оплачивает:

     1) Неквалифицированный труд россиян, которые выловили рыбу;

     2) Квалифицированный труд иностранцев, которые перерабатывают улов.

     Это гораздо важнее, чем «низкий мультипликатор добавленной стоимости в рыболовном комплексе России», отмечаемый Новиковой. Новикова хочет, чтобы рыба стоила дороже? Или чтобы труд россиян стал дороже? Но поднять стоимость любых операций в любом из звеньев цепочки можно в любой момент, – при условии, что ты владеешь этим звеном цепочки. В данном же случае взвинчивать цены можно только на «сырье» - на свежевыловленную рыбу.

     Еще одна проблема - самая качественная рыба, пойманная российскими рыбаками. Она вообще не возвращается в страну. В том числе и потому, что ее стоимость в виде полуфабрикатов и консервов не по карману россиянину.

     Пример: горбушей завалены прилавки, но более качественные сорта красной рыбы, нельма и голец – дефицитны. Большая часть улова гольца стабильно уходит в Японию.

Создание инфраструктуры

     Россия нуждается в передовой инфраструктуре рыбного хозяйства, которая включит ВСЕ звенья производственно-хозяйственной цепочки, включая создания прудов, строительство рыболовецкого флота, подготовка специалистов, логистика, ВСЕ звенья переработки улова, его транспортировка, оптовая и розничная продажа.

     Без такой инфраструктуры любая «инновационная политика» в отрасли напоминает латание дырок в днище старой баржи или установку компьютеров на ее ржавый мостик XIX века.

     Тем более, никому и низачем не нужен тандем банкиров и чиновников, которые будут «модернизировать» отрасль, находясь вне нее и не неся никакой ответственности за результаты. Нужна организация инфраструктуры, новые принципы управления, создание ассоциаций, холдингов и т.п., в которых верхние звенья производственно-хозяйственных цепочек займут главное место.

Роль государства

     Роль государства двояка:

     – функция законодателя;

     – функция поддержки и защиты отечественного производителя.

     Обе эти функции государство РФ не выполняет.

     Законодательство РФ противоречиво и неудобно для исполнения. Необходимо создание современной законодательной базы отрасли и развитие «базового» закона № - 166 ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов».

     Бюрократия и неразработанность системы логистики как раз и делают невыгодной продажу первичной продукцию внутри России. Ловцы рыбы непосредственно в море перегружают рыбу на иностранные суда (порой ведущие лов в том же секторе).

     Тем более, государство не способствует развитию выращивания рыбы и использованию пресной акватории РФ.

Роль межгосударственных отношений

     Парадокс современной рыбной отрасли во всем мире: основная часть рыбы и морепродуктов, потребляемых на территории государств, добывается за пределами этих государств (применительно к РФ – порядка 90%). Это делает особенно важной сферу межгосударственных соглашений в сфере распределения рыбных ресурсов и других ресурсов2014-12-18 00-29-54 Скриншот экрана.png Мирового океана.

     Тут роль государство особенно важна по крайней мере в трех аспектах:

     1) Определение границ государственного суверинитета в Мировом океане.

     Идущая сегодня полемика о границах шельфа в Северном Ледовитом океане показывает, насколько это важно и какое значение этим вопросам приходиться придавать.

     2) Охрана собственных рыбных богатств.

     Судя по масштабам расхищения богатств РФ японцами, корейцами, китайцами, норвегами и др. сопредельными государствами - эта функция российским государством не выполняется. Необходимы откровенно силовые решения. Необходим боеспособный военно-морской флот. Необходимы эффективные охранные структуры крупных фирм участвующих в освоении рыбных ресурсов.

     3) Участие в разделе рыбных богатств Мирового океана.

     Учитывая стремительное сокращение богатств Мирового океана еще вчера казавшихся принципиально неисчерпаемыми, то тут ведется откровенная Ледяная война всех против всех. Для защиты интересов своего производителя и (что еще важнее!) своего потребителя, государство обязано вести активную экологическую дипломатию, включая демонстрацию готовности к вооруженным конфликтам.

     Когда в территориальных морях РФ японцы ловят рыбу и крабов, а российские промышленники перегружают им свою добычу, возникает вопрос: интересы какого народа защищает правительство РФ?

Область применения политической экологии

     Политическая экология не может и не будет заниматься технологией переработки рыбы и производства рыбных консервов. И созданием логистической цепочки. Для этого нужны совсем другие специалисты.

     Политическая экология занимается сферой общественных и государственных решений в области биосферного планирования, распределения, контроля, законодательства.

     В рамках ее компетенции применительно к рыбной отрасли, констатируем: последовательная политика РФ в отношении рыбной отрасли отсутствует. Видимо, задача состоит в первую очередь в ее формировании.

     Вреднее всего будет создать предложенную Валентиной Носовой «Общенациональную рыболовную корпорацию», для проведения некой инновационной политики. Слишком очевидно, что создаются такие структуры исключительно для «освоения» узкой группой причастных лиц очередной порции вырванного из российского народа с кровью бюджета.

     Что необходимо, так это создание (восстановление?) Министерства рыбного хозяйства, которое сможет координировать политику в отрасли и предлагать внятные проекты ее расширения и модернизации. И будет органом самой рыбной промышленности, а не орудием диктата интернациональных олигархических групп.

     Абсолютно необходим Аналитический центр при Министерстве – для определения стратегии развития отрасли.

     Правительство живущее на наши налоги и обязанное обеспечивать сохранение и развитие страны необходимо обязано позиционировать себя в отношении рыбных ресурсов и их использования, своей геополитической и политиэкологической роли. Пока Правительство не решает ничего, а только привычно пытается заставить население расплатиться за протребление: пытается ввести плату за пользование рыбными ресурсами, то есть попросту говоря – за ловлю рыбы. В том числе стариками и детьми на многочисленных ручьях, речках и озёрах нашей Родины.

     Не говоря о необходимости СРОЧНО включиться в систему межгосударственных отношения и «дележа» рыбных угодий Мирового океана.

     Итак: с точки зрения политической экологи, нужно:

     1) Четкое определение и формулирование государственной политики по отрасли. Формирование документа типа «Закон о рыбном хозяйстве РФ»;

     2) Создание Министерства рыбного хозяйства;

     3) Создание инфраструктуры рыбного хозяйства России;

     4) Определение международной политики России по отношению к Мировому океану и его богатствам.

     Таким образом, решение вопросов эффективного использования биоресурсов Мирового Океана и внутренних водоёмов лежит в плоскости решений нового научно-практического направления российской науки – политической экологии.

     А суперкорпорация? А суперкорпорация не нужна, даже опасна. Именно поэтому публикация Валентины Носовой в таком авторитетном журнале произвела на авторов тяжелое и даже гнетущее впечатление.

____________________________

     *ОАО АКБ «Росбанк».

     По информации размещённой на официальном сайте банка: из «списка лиц, оказывающих существенное (прямое или косвенное) влияние на решения, принимаемые органом управления банком» следует, что основным акционером банка является французский банк Societe Generale - 74,88 % голосов к общему количеству голосующих акций.


Количество показов: 630



Биологические ресурсы

Возврат к списку

Что бы оставить комментарий, необходима авторизация.